ИСПОРТИТЬ МАЛИНУ КРИСТИНЕ

“Хто терпен, той спасен”,
сестра

На следующее утро я решила первым делом сходить к исповеди и на Службу, чтобы причаститься. Из всех благих планов дойти в Лавру и отстоять Службу мне удалось только пройти 200 метров от машины, и запыхавшись, с посторонней помощью вернуться на полусогнутых ногах в машину.

Было солнечно, из машины открывался вид на ослепленные лучами соборы Лавры. Я ждала, пока муж позовет с ближайшего храма священника. Пришел отец Сергий, преподаватель Академии, которого я не раз видела на коридорах, но никогда не предполагала, что он будет исполнять такую важную миссию в моей жизни, как  принимать мою «предсмертную» исповедь.

Это была иная исповедь

В первую очередь, мне хотелось попросить прощения у всех, с кем у меня возникали серьезные ссоры и  непростые ситуации. Вообще, как видите, лучше не затягивать с этим делом, и в принципе, можно потерпеть все в жизни — все мы люди. На тот момент все разногласия показались мне ничтожными. Если у кого-то я забыла попросить прощение — простите за мою неотесанность и грубоватость.

С самого утра  нам сразу стали помогать все друзья и знакомые, к которым мы обращались. Давали телефоны, связывались с нужными людьми, поддерживали, решали документальную сторону и финансовую. К нашему удивлению, активно начали отзываться именно те люди, с которыми раньше у нас не было особенно дружеских отношений, даже антипатия.

По совету опытных людей мы стали подыскивать квартиру в Москве, чтобы оттуда меня забрали на скорой и госпитализировали. Эта идея оказалась удачной. Мы поехали к Оле и Виталику Мартынчукам, родителям моих двух учеников, добрейшей души людей, которые до сих пор активно участвуют в нашей ситуации и предоставляют комнату Меркурию, когда он остается ночевать в Москве.  А еще искренне переживают, поддерживают и кормят мужа. В первый день, когда он у них остался, Виталик ночью пошел ему покупать зубную щетку .

Петя и Паша

Пока мы ждали скорую, маленький Паша, придя домой, заметил, что у Софии Анатольевной, обычно поющей и танцующей на уроке, какой-то скучноватый вид и любезно предложил ознакомиться с его новой книгой по английскому. Стараясь держать планку преподавателя, я ознакомилась с программой и дала несколько своих замечаний.

Приехала скорая, увидела, что дело плохо, и начали процесс оформления в Боткинскую больницу. Врач скорой помощи, очень дружелюбный человек средних лет нерусской внешности, держа меня за руку, сказал, что план действий в моей ситуации предельно прост —  убить все плохие клетки, пересадить костный мозг и жить до ста лет. Мне он пришелся по душе.

Дальше все происходило, как в американском сериале — меня положили на кровать-каталку, и пока не определили в палату, я видела только потолки и небо, небо и потолки. Сделали экстренные анализы, и доктор Ким забрал к себе, в 7ю гематологию. Я попала в палату, где лежала бабуля, похожая на мою бывшую учительницу музыки. Мне стало спокойно, и даже по-домашнему. А лечащий врач вообще называется Эдвард — как английский король 🙂

Надо сказать, что лечащего врача мне поменяли — из хрупкой женщины на мужественного Эдварда, так как с такой «нэндзой», как я, надо твердую руку. По его словам, я — единственный пациент, кричащий на пункции костного мозга. Когда заведующая с ужасом спросила, что я кричу, Эдвард Русланович по-галицки сказал «Божечко, Божечко, Божечко…»

Первой из родственников о диагнозе узнала моя сестра, причем  в патетической форме «прости-прощай». На нее, бедную, пришелся наибольший психологический удар, так как до точной постановки диагноза мы решили не сообщать родителям.

При всей своей стрессовой работе она была и остается до сих пор «диспетчером», как она сама себя называет, по Украине и по Западу. Это значит, что она обзванивает клиники и отправляет туда мои анализы. 

(А еще я буквально вчера узнала, что моя преподавательница с университета Віра Віталіївна  вместе с командой львовских переводчиков в мгновение глаза, словно из печи лепешки, переводит все анализы и выписки на английский!)

Моя сердешная сестра

Анализируя все с духовной точки зрения, в первый же день мы с сестрой пришли к таким выводам по поводу причины моей болезни:

  1. для того, чтобы я исправилась;
  2. покаялась;
  3. поменялось что-то в  отношениях с Меркурием;
  4. еще какой-то Божий замысел;
  5. … испортила малину Кристине.

Врач спрашивает, чего рыдаю навзрыд, а я безутешно сквозь слезы бормочу, что сестре малину испортила.

Она, как лошадка, два года без перерыва училась и работала, и только 1-го ноября должно было прийти время долгожданного отпуска. Кристина долго планировала потрясающую поездку с мамой в Барселону. Купила билеты, заброниловала жилье — было уже все готово и тут … я.

Кроме того, она взяла билеты после отдыха к нам, и мы ее ждали в гости на 4 дня с интенсивно насыщенной программой.

И вот она все отменила, поменяла и завтра летит ко мне, спасать своего спортспойлера, уничтожителя кайфа короля …

ИСПОРТИТЬ МАЛИНУ КРИСТИНЕ: 9 комментариев

  1. Кристина говорит:

    Малина приходит и уходит, сестра остается навсегда.
    Люди, цените то что у вас есть.

  2. Наталья говорит:

    София, желаю Вам выздороветь! Эдвард Русланович замечательный врач! Кроме того, в Боткинской должен быть представитель фонда «Подари жизнь», они очень помогают с лекарствами и вообще. Но наверное Вы уже о них знаете. Удачи Вам и Вашим близким, крепости. Помоги Господь!

  3. Елена говорит:

    София, Вы чудесная девушка. Пусть с каждым днем надежда на выздоровление только крепнет. Руководитель Клуба Добряков Маша Субанта написала нам, чтобы Вы отправили на их клуб заявку для помощи. Вся информация по подаче заявок здесь: dobryaki.ru/ineedhelp

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *