В ОСНОВНОМ, ПРО ЕДУ, И В КОНЦЕ — МОРАЛЬ

Я должна срочно занять свои руки чем-то, иначе я скушаю помимо всего того, что в шкафу, и сам шкаф. Да, из-за тромбоза подмышечного сосуда как побочного явления и не совсем оперативной реакции врачей моя рука сейчас — в форме раздувшегося вареника, но лопнуть, по-моему, позорнее, чем потерпеть временный  дискомфорт.

Я уже  поужинала три раза — картошкой с говядиной, картошкой с рыбой, домашними пельменями в исполнении папы. Перекусила буханкой бездрожжевого хлеба, двумя бананами, трема печеными яблоками, пачкой печенья, пару кружками гранатового компота. Не помню, что брала у соседки, но дело обстоит очень серьезно, и я не могу привести в пример больше ничего, кроме живота Винни Пуха, чтобы представить масштаб данной проблемы.

Некоторые пациенты с моим диагнозом, особенно молодые, всегда сбрасывают по несколько килограмм во время певрого курса лечения — иногда до 10 кг, как Марьяна Пархомюк, которая лечится сейчас в Белоруссии. Они ограничивают себя во всей возможной еде, переходя на такой скудный рацион, что мамма миа!

Неужели им не хочется кушать? Ведь протокол лечения предвидит прокапывания гормонов, из-за которых просыпается волчий аппетит, в результате которого я отъела пузо Винни Пуха.

Image: unsplash.com

Когда меня старались оградить от сладкого и мучного, я просто сконтактировала с жизнерадостной Катей Верениной, молодой студенткой из Москвы, вышедшей победителем из этой схватки не на жизнь а на смерть, и проконсультировалась на счет, скажем так, усовершенствования рациончика.

Оказалось, можно поголощать всю химию, все, что имеет большой срок годности. А хлебушек и конфетки, успокоила Катя, — это жизненная необходимость, так что вперед!

ВЕНЫ-РУКИ, РУКИ-ВЕНЫ

Однажды ко мне в палату пришла медсестра брать кровь из вены. Это был, видимо, не ее и не мой день, потому что шприц с набранной кровью как-то так неприлично зашатался, когда ее упитанная рука не вовремя рано отстегнула жгутик, завязанный на моем предплечье. Появился бугорок, и стало невозможно согнуть руку. Через некоторое время она стала твердой, подпухшей и синеватой.

Мази мазями, а в субботу вечером у дежурного доктора Кима чуть не вылезли глаза на лоб, когда он увидел мою руку, и спросил, почему я раньше не показывала. А показывала я эту прелесть из среды .

Он на ночь глядя отправил меня с сопровождающим персоналом на УЗИ сосудов руки, и там исследили, что у меня под рукой забились сосуды! А причина — в неудачно установленном подключичном катетре.

И тут я спомнила неприятный эпизод из моей новой, интересной, разнообразной жизни, как начинающая молодая врач не сумела поставить катетр с первого раза, а только под руководством старших коллег замутила мне эту «стрелу», как я его называю.

Катетр был для меня всегда инородным, я чувствовала, что оно к добру не приведет.

Одним словом, доктор Ким в тот вечер был моим героем. В процедурке медсестра Лена умело расправилась с этим чужаком в моем теле, поставила новый — на руку, сделала укол гепарина в живот для ражижения крови, и я, довольная , пошла назад в палату.

На самом деле, никакая недовольная, и до сих пор  — это самый неприятный конфуз для меня. Потому что потеть — это не страшно, можно переодеться; спина болит — переболит, как говорят; панический шок теперь лечится, но рука, моя опухшая, отекшая с синяком цвета асфальта рука меня вгоняет в угол беспросветной печали.

Рука — правая, жалко как никак. К тому же, от препаратов немеют подушечки пальцев. А играть особенно хочется продолжить, обидно будет…

Подумала я так, взглянула на это плачевное зрелище и так расчувствовалась и зажелела себя, что решила прибегнуть к святыням, хранящимся у меня в мешочке, с полным намерением исцелить руку.

В тот вечер Меркурий мне привез необычную вещь — малюсенький флакончик алой жидкости, словно кровь, собранной на месте мученической кончины Николая Нового Вуненского. Его замучили в 1976 году  возле дерева в Вуне Фессалийской, и из ствола этого дерева каждый год в день его памяти и истекает эта жидкость.

Image: unsplash.com

Я нашла в интернете тропарь и молитву святому, чтобы предварительно осознанно обратится за помощью, и стала мазать этой страшной святыней. На руке в районе сгиба локтя было два темных пятна и еще один темнее полукруг. И вот, я помазываю мизинцем руку, и этот первый синяк начинает на глазах светлеть!..

Я первый раз в жизни пережила такой шок. Я — не сентиментальный человек, но у меня повалили слезы ручьем, и решила найти и прочитать полностью Акафист святому.

Конечно,  моя вера слишком мала, чтобы исцелить такой синячище. Я размечталась, что после Акафиста, я, как чудотворец, помажу весь синяк, и все снимет, как рукой. Нет. Рука будет еще заживать. Но я получила умиротворение, такую милость Божью и помощь святого, когда посветлел тот первый синяк.

Главный урок в этой истории — это именно духовное утешение. 

Жалко, что святыни осталось буквально капля. Их-то было всего пару.

(И тут я буду чувствовать себя неправдивым человеком, если не сделаю редакцию в этом месте. Пишу на следующее утро.

Рука проходит на глазах, синяка почти не осталось. Никакими мазями я не пользовалась. Считаю для себя это явным чудом по молитвам святого. Надо было просто подождать.)

Кстати, возвращаясь к рациону, это самый лучший период питания в моей жизни — мне почти каждый день приносят вареные креветки, нормального съедобного размера.

Хлебцы приносить перестали. Думаю, к превеликому счастью соседей: у меня немного сбился режим дня из-за постоянного лежания и часто, бодрствуя ночью и чувствуя, что мой внутренний волк проголодался, я лезу в тумбочку за хрустящими хлебцами, чтобы сотряснуть палатную тишину.

Знаю, что после выписки буду даже немного скучать за больничными завтраками, обедами и ужинами. Ведь их привозят прямо под нос, в палату, обслуживают, так мило-мило. Девушка Юля, которая разносит пищу, — ангел во плоти. Придите и посмотрите сами. Ради того, чтобы увидеть такого человека, я согласна была лечь в это отделение.

Image: unsplash.com

На завтрак —  вкусная каша, всегда разная, хлеб с маслом, чай. Все, что мне нельзя — фрукты, колбасу и молочку, я, конечно же, как истинно украинская натура, забираю, и потом отдаю своим. Кормят тут от души! Чего только стоит сырная запеканка.

Как пациенту на платной основе, мне всегда  на ужин дают дополнительно упакованную еду — это может быть кусок говядины, язык, мясная подлива, обалденная котлета с разными гарнирами и запеченными овощами. Однажды дали… фаршированный перец под соусом, приготовленным  особенным образом! Все шеф-повара лучших ресторанов Москвы пошли срочно кусать локти и заодно на курсы повышения квалификации.

Таким образом, я питаюсь казенным, платным и домашним и ни на миг не мучаюсь угрызениями совести …

Завтрак подают к 10.00. Таблетки развозят в 9.00. Кровь с вены или пальца берут в 8.00. Капельницы начинаются в 6.00. Утро немного забитое. Потом обход врача в 10.30. В обед и вечер снова капельницы: антибиотик, глюкоза, гормоны, лекарства, химия, физраствор. 

Стараюсь ходить (как говорит моя соседка-армянка, «надо шагать» — ее рецепт выздоровления), но сил — как у подстреленного кролика, надо либо постоять либо посидеть на 100 м дистанции. Заведующая пугает, что лежа можно заработать пневмонию, но я не верю и думаю, что моего резервуара былого здоровья хватит на этот жесткий период, и мой организм меня не подведет!

Еще она говорит, что неприлично в гематолии ходить с такой шевелюрой . Волосы у меня стали лезть меньше обычного. Но даже если это и случится в какой-то момент, предпочитаю пока про это не думать. Может, я съела достаточно креветок и прочей полезной еды, которая убережет меня от этого?

Но самом деле, и то — ладно…

Image: unsplash.com

Еще буду скучать, наверное, за духом человеческой заботы — это такое благородство, когда к больному приходят одни и те же люди и заботятся о нем. Они терпят то же, я думаю, и даже больше.

МОРАЛЬ СКАЗКИ

А надо ли нам действительно все то, что мы привыкли делать в жизни каждый день?

Надо. Но я имею в виду значение, которое мы этому придаем.

Все бегаем, покупаем, выбираем, шоппингуем, ходим в кафе и рестораны, тратим время на соцсети и телеки. Теряем и рассеиваем себя.

Апостол Павел учил попечения о плоти не превращать в похоти.

Тому, как правильно относиться к здоровью тела, учит нас и святитель Иоанн Златоуст: «Береги здоровье – храни себя от разврата и непотребства, от небрежности и опрометчивости.»

Погоня за развлечениями и удовольствиями — ненужные. Хлопоты и заботы затмевают Небо.

 

 

В ОСНОВНОМ, ПРО ЕДУ, И В КОНЦЕ — МОРАЛЬ: 2 комментария

  1. Павел говорит:

    Спаси Господи, что Вы не унываете и находите в себе силы спокойно, адекватно и с благодарностью описывать все с Вами происходящее и все чудеса (удивительно, как Вы почувствовали в себе силы в день Соборования) ! Вся ваша такая непростая ситуация и ваше стойкое и оптимистичное к ней отношение (которое поддерживется верой в Бога) является уроком и примером для всех нас!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *