ВСЕ ПОЛУЧИЛОСЬ САМО СОБОЙ

Последний раз мы с Юлей виделись на первом курсе, когда на зимних каникулах я приезжала к ней в гости в Киев. Со временем наше общение оборвалось: все разъехались, телефоны поменялись, с фейсбука Юля удалилась.

И тут вдруг, пока я сидела в очереди на обследование, мне приходит письмо на электронную почту от Юли, где она говорит, что хочет меня навестить. Я чуть не упала со стула.

Юля узнала от моей сестры, что я лежу в больнице в Мюнстере и решила меня разыскать.Как оказалось, сейчас она учится в городке за два часа езды от Мюнстера и время от времени приезжает сюда на оркестр.

Мне трудно поверить в то, что наша дружба возобновилась, и мы можем так часто видеться.

Пока меня не выписали с больницы, Юля готовила мне еду, заботилась, приносила продукты. И это несмотря на то, что у нее было достаточно своих вещей, когда она приезжала в Мюнстер.
***

27 числа ко мне приехали моя подруга София (я, Юля и София учились в одном классе) с мужем. Вместо того чтобы отмечать праздники у себя дома в Ирландии, они проводили со мной целые дни, готовили, ухаживали, развлекали.

Меня выписали достаточно неожиданно, и я не знаю, что бы делала, если бы в тот момент Софии и Станислава не оказалось рядом: как нести все свои вещи, куда идти, как передвигаться вообще.

Меркурий должен был приехать на следующий день,  и мне надо было перекантоваться где-то всего одну ночь.

Поначалу мы с друзьями решили снять комнату в том же отеле, где остановились они сами, но там остались только дорогие номера. Поэтому Станислав помог мне найти выгодное предложение возле их с Софией отеля. По иронии доли, отель назывался «трюп», ну а по-русски или украински название читалось как «труп».

Кроме этого момента, в отеле мне понравилось все: можно было спрятать свои припасы в холодильник, сделать чай или кофе, посидеть в номере втроем.

В тот вечер мы даже отправились гулять по Мюнстеру. Но с меня «гуляка» оказался никакой: мы сделали фото возле кафедрального собора в центре, я еле доползла к кафе, чтобы покушать, и захотела назад домой.

Собор Святого Ламберта в Мюнстере


Вечером мне предстояло делать еще укол в живот. Если бы не Станислав, пришлось бы делать самой. Слава Богу, что получилось все само собой, и мои друзья оказались возле меня в день выписки.
***

На следующий день должен был приехать Меркурий, который добирался через Францию уже почти сутки.

Куда и когда точно он приедет я не знала: все делалось очень быстро, и времени у Меркурия объяснять мне все подробности не было. Потом пропал интернет.

Поэтому я загуглила автобусный рейс Париж-Мюнстер и посмотрела, где находится конечная станция автобуса и когда он приезжает. Так как в движениях я пока очень ограничена,  я попросила в отеле вызвать мне такси. К сожалению, водитель не понимала ни бельмеса по-английски, но когда я ей показала скриншот остановки Фликсбуса, она сказала «алес кляр», что значит «все понятно», и повезла меня встречать мужа.

Остановка автобуса оказалась очень близко к отелю: мы проехали всего 5 минут, затем заехали на парковку автобусов и увидели Меркурия. Мы загрузили его и все его чемоданы, и поехали, веселые, назад.

В 12 часов надо было выселяться с отеля, а квартиры, куда заселяться, не было: Меркурию не подтвердили бронирование квартиры на сайте ейрбнб.

Все знакомые нас предупреждали, что найти квартиру в Мюнстере затруднительно, а самая дешевая цена – 1200-1300 евро.

Несмотря на это, мы нашли отдельную комнату в доме за 600 евро в месяц. Кухня и туалет, правда, общие с людьми еще из двух комнат, но пока мы здесь одни, и никакой разницы с квартирой я не вижу.

Хозяйка Тоня оказалась русской, а ее покойный муж был со Львовской области.

Кстати, каждый человек, с которым мы здесь знакомимся, либо родом со Львова либо как-то связан с ним.
***

Была суббота. Это значило, что найти открытую аптеку будет тяжело. Однако, для нашего водителя не было ничего невозможного — она связалась с кем-то по своей системе, и ей назвали адрес ближайшей аптеки.

Я должна была купить все те медикаменты, которые мне давали в больнице и в которых я нуждаюсь каждый день. Самое важное из них, иматиниб, стоит в  районе 1000 евро за упаковку. Препарат держит лейкоз в районе нуля, и без него я не могу обойтись и дня.

Оказалось, что все препараты надо заказывать – просто так в аптеке они не лежат. Я чуть не упала в обморок. К счастью, таблетки успели прийти в аптеку за 3 минуты до закрытия.
***

В тот день я второй раз за последние три месяца ходила в магазин и даже принимала гостей, Софию и Станислава. А еще я впервые за два месяца помыла свою лысую голову.

До этого момента я боялась это делать, и мне казалось, что, в принципе, раз волос нету, значит, и необходимости тоже нету. Кроме того, я боялась трогать свою голову – это слишком необычное ощущение для меня.

Первый день в квартире я провоняла всю подушку, и Меркурий сказал, что дальше так дело не пойдет, что надо мыть голову. С тех пор мне добавилось роботенки, после которой надо дополнительный отдых.

ВСЕ ПОЛУЧИЛОСЬ САМО СОБОЙ: 4 комментария

  1. Яна говорит:

    Здравствуйте, София!
    Вы молодец, что ведете блог. Это важно и нужно знать людям, хотя наверняка у вас мало сил на это.
    Всё-же мне очень хочется узнать, изменились ли ваши взгляды на жизнь, и как? А может, вы стали лучше понимать — как вообще надо жить? что важно, а что не важно. Для верующего человека, конечно, более менее понятны приоритеты — Бог, супруг, семья… А что дальше?
    Меня, например, иногда мучает совесть, что я не могу жертвовать больше, хотя ведь от некоторых вещей могу отказаться… (((
    есть что-то, на что вы кардинально поменяли взгляд?
    Извините, что я пишу сумбурно. Тексты, изложения, сочинения, — это не мой конёк.
    Поддерживаю вас и мужа мысленно, молитвами… Только вперед! )

    • София Павлова говорит:

      Здравствуйте, Яна!

      Я очень благодарна за Ваш воспрос.
      Скажу честно, когда мне полегчало и все боли отступили, я, как мне кажется, стала прежним человеком, может, на капельку изменившимся и то в силу того, что пока я не совсем здорова. Окружающая жизнь нас втягивает и то, что мы считаем своими заслугами и добродетелями — молиться, ходить в церковь — на самом деле таковыми не являются, а просто более что-то номинальное. Мы и части из того, какими людьми мы должны бы быть, из себя не представляем. Я хочу сказать, что христианство — это совсем не значит прочитать правило и сходить в церковь и еще быть в более менее хороших отношениях с людьми.

      Пока я лежала в больнице действительно в плохом состоянии, я поняла, что вообще не умею молиться. Что для того, чтобы этому научиться недостаточно 10-15 мин в день и когда-то еще почитать Евангелие. Нет. Знаете, говорят, что надо постоянно молиться. Я поняла, что это не пустые слова, но значать буквально то, что значат. Надо любить это дело и буквально быть фанатом) Не спешить, вдумываться в каждое слово, и так делать долго догло и каждый день. Пока я молилась, я начинала понимать многие грехи, которые не замечала вообще никогда за собой, даже не задумывалась. Это осознание приходило само собой. Но я в то же время понимаю, что если ты не лежишь на больничной койке и у тебя нет смертельной болезни — это почти нереально. Что я могу посоветовать? Возможно, ставать ночью на молитву. Кажется, это единственный способ молиться так как надо.

      Другой момент, который мне показался самым важным из того, что я поняла в больнице — это то, что надо любить. Любовь начало всего. Для нас сегодняшних людей еще можно сказать, что надо жалеть всех — так проще понять, как любить.
      И этих два момента мне казались самыми главными в больнице для человека — стремиться научиться молитве и любви. Как две самые главные задачи в жизни.

      И еще мне хочется сказать, что покаяние и самоистязание — это разные вещи. Я пока не могу это объяснить, но вот «журить» себя ни за что не нужно, говорить, какой я плохой, то, се, что не могу так-то и так-то. Надо всегда помнить, что Бог нас любит, стараться к каждому с любовью относиться и с чистым взглядом, никакого ни в чем не подозревая и не обвиняя. А это намного проще сделать, когда себя не ругаешь. Возлюби ближнего, как себя самого.

      Надо еще понимать, что если мы часто слышим о молитве и любви, это не значит, что кроме этого ничего не надо делать в жизни. Я всегда придерживалась мнения и до сих пор так думаю, что ты — то, чем ты занимаешься, что наше занятие определяет то, кем мы есть. И надо постоянно работать. На пользу всех, с огромной самоотдачей, с удовольствием, стремлением, любовью.

      Вот мои мысли и то, что я могу сказать на данный момент. Простите, если что не так)

      • Яна говорит:

        Хорошие мысли. Молитва для меня — это до сих пор испытание. 🙂 Мне проще сказать , что я благодарю Бога за каждый момент дня (с полным осознанием этого), чем читать молитвы. К сожалению, я пока все в заботах :(((
        Про добродетели, которые не являются добродетелями, тоже согласна. Бывают люди, которые вроде и хорошие , искренне верующие, и к людям со всей душой, а почему-то приводят меня в уныние, и общаться особо с ними не хочется. Они расстроились бы, если б узнали, что я так реагирую на них, ведь они действительно искренние… Почему в уныние — пока сама не понимаю…

        Спасибо за ваш искренний и большой ответ !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *