МОИ АНГЕЛЫ И НОВЫЕ СУПЕРВОЗМОЖНОСТИ

Когда я впервые услышала термин «переливание крови», я как ярый лингвист приставку «пере-» восприняла буквально и представила, что процесс проходит в два этапа: сливание и вливание. К моему счастью, медицинская наука не такая буквоедная, и новую кровь в меня просто вливают. На мой настороженный вопрос, почему «переливание», мне, правда, предложили сделать где-то дырочку, но нет, спасибо. 🙂

В протокол лечения входит прокапывание гормонов. Из-за них округляется лицо, и появляется ненасытный аппетит. При этом существует ряд ограничений по питанию, и голодного червячка  уже не уморишь бутербродом с колбасой. Нельзя ничего сырого и свежего, а также кисло-молочных продуктов. Само собой, сладкого и мучного.

Что происходит с человеком в таких условиях? Лично я смотрю на картинки с едой. 🙂 И с сожалением вспоминаю о своих привычках здорового питания. Жалею, что не накушалась побольше шаурмы, пиццы, майонеза и прочих гадостей, доставляющих столько удовольствия в жизни. А еще хочется мороженого и яблока! Скушайте вместо меня.

Image: pixabay

Правда, свои слюни я немного подкрутила, когда соседка по палате рассказала историю о парне, прошедшем первый курс химиотерапии, вышедшем на свободу, съевшего сэт суш и отправившемся на тот свет.

Вообще, в больнице можно встретить оригинальные кадры: у 44-летней соседки Ани, кроме заболевания крови, — проблемы с легкими. В них собирается по 5 литров жидкости, которые мешают ей дышать и жить вообще. При этом она продолжает быть верной своей вредной привычке курить, и как только ее откачивают, она сразу бежит на улицу затянуть отраву. К сожалению, первые два курса химиотерапии прошли для нее безрезультатно, а на третий курс в больнице не оказалось подходящего для ее случая лекарства. Уставшая и обессиленная, она покинула временно больницу с надеждой найти препарат.

Кровь, кровь…цените Вашу кровь. Пейте морковный и гранатовый соки, употребляйте натощак немного льняного масла, ешьте рыбий жир. Ведь она настолько определяет состояние!

Пока меня не подлечили, я была совершенно сама не своя: мне ничего не хотелось, не желалось, не делалось! И это никакая не лень и не апатия! Это — кровь!

Самые близкие мне друзья искренне переживали и советовали в тот начальный период лечения читать или хотя бы слушать подкасты. Но увы — подкаст в наушниках скоро превращался в сладкую колыбельную, и я погружалась в сонное блаженство.

Выйти победителем в схватке из сплячкой

При лечении лейкоза иммунитет становится очень слабым из-за препаратов. Я совсем недавно узнала, что отметка 35 на градуснике стоит не просто так, и в человека действительно может быть такая температура. А еще то, что психическое здоровье и равновесие — куда намного важнее, чем физическое состояние. Однажды из-за быстрой скорости капельницы я пережила что-то вроде панического шока, который сопровождается растерянностью, стрессом и невыносимым ощущением, что у тебя то ли душа то ли мозг как-будто отдельно от тела. В тот момент можно было сойти с ума.   

Да, приходится приспосабливаться к новым супервозможностям и по дороге в буфет наперед спланировать несколько перевалочных пунктов, чтобы передохнуть. Но слава Богу, заботами родных и молитвами всех Вас я иду на поправку невиданными темпами. Мои показатели позитивно меняются не по дням, а по часам. Главное, ко мне вернулся энтузиазм и желание что-то делать в этой жизни! 

Меня морально и финансово поддержали все-все люди, с которыми я когда-либо встречалась, работала или училась, и никто не остался в стороне! Это 100-процентный показатель! Я тронута до глубины души Вашей отзывчивостью!

На приходе, где я пела,Отец Георгий с самого начала так переживал. Однажды выходит с алтаря, а я сижу на лавочке и с закомаренным видом жду, пока все кушают. Он подошел, перекрестил мою голову, погладил. Кажется, он больше переживал, чем мы с мужем вместе взятые.Теперь он с разрешения главной сестры подворья монастыря даже поминает меня на каждой сугубой ектении! Это уже вообще наглость с моей стороны 🙂

Image: pixabay

Наша прихожанка Людмила ездит на утренние молебны в Троице-Сергиеву Лавру и на акафисты перед афонской святыней иконе «Всецарица» в Москве. Люди пишут мне, что они молятся во Львове, Ровно, Луцке, Харкове, Санкт-Петербуге, Минске, Пензе, Казани, Грузии, Америке…

Таня и Аня организовали сбор на приходах, где я пела, во Львове. Одногруппники моментально бросились дружно поддерживать и скидываться на лечение! С офиса экскурсий позвонили и посоветовали врача! Директор школы, где я работала, сама тоже как-то узнала и оказала мне поддержку! Свадебный фотограф Артем включил турбоускоритель и отдал фото с лавстори, снятые накануне дня свадьбы. Ребята из Академии дружно молятся на акафистах Преподобному Сергию!

Чудеса происходят на глазах!  Часто мы просим у Бога то, что сами хотим для себя. Но Он дает больше и лучше. Доверимся Ему.

Ведь посмотрите, сколько пользы оказывается. У меня — новый бесценный опыт, я попала в пустыню, где можно учиться молиться, терпеть и  исправляться. А у Вас — тоже упражнение в молитве! Только будем больше доверять Богу. Не так как мы хотим, а как Он подаст.

ИСПОРТИТЬ МАЛИНУ КРИСТИНЕ

“Хто терпен, той спасен”,
сестра

На следующее утро я решила первым делом сходить к исповеди и на Службу, чтобы причаститься. Из всех благих планов дойти в Лавру и отстоять Службу мне удалось только пройти 200 метров от машины, и запыхавшись, с посторонней помощью вернуться на полусогнутых ногах в машину.

Было солнечно, из машины открывался вид на ослепленные лучами соборы Лавры. Я ждала, пока муж позовет с ближайшего храма священника. Пришел отец Сергий, преподаватель Академии, которого я не раз видела на коридорах, но никогда не предполагала, что он будет исполнять такую важную миссию в моей жизни, как  принимать мою «предсмертную» исповедь.

Это была иная исповедь

В первую очередь, мне хотелось попросить прощения у всех, с кем у меня возникали серьезные ссоры и  непростые ситуации. Вообще, как видите, лучше не затягивать с этим делом, и в принципе, можно потерпеть все в жизни — все мы люди. На тот момент все разногласия показались мне ничтожными. Если у кого-то я забыла попросить прощение — простите за мою неотесанность и грубоватость.

С самого утра  нам сразу стали помогать все друзья и знакомые, к которым мы обращались. Давали телефоны, связывались с нужными людьми, поддерживали, решали документальную сторону и финансовую. К нашему удивлению, активно начали отзываться именно те люди, с которыми раньше у нас не было особенно дружеских отношений, даже антипатия.

По совету опытных людей мы стали подыскивать квартиру в Москве, чтобы оттуда меня забрали на скорой и госпитализировали. Эта идея оказалась удачной. Мы поехали к Оле и Виталику Мартынчукам, родителям моих двух учеников, добрейшей души людей, которые до сих пор активно участвуют в нашей ситуации и предоставляют комнату Меркурию, когда он остается ночевать в Москве.  А еще искренне переживают, поддерживают и кормят мужа. В первый день, когда он у них остался, Виталик ночью пошел ему покупать зубную щетку .

Петя и Паша

Пока мы ждали скорую, маленький Паша, придя домой, заметил, что у Софии Анатольевной, обычно поющей и танцующей на уроке, какой-то скучноватый вид и любезно предложил ознакомиться с его новой книгой по английскому. Стараясь держать планку преподавателя, я ознакомилась с программой и дала несколько своих замечаний.

Приехала скорая, увидела, что дело плохо, и начали процесс оформления в Боткинскую больницу. Врач скорой помощи, очень дружелюбный человек средних лет нерусской внешности, держа меня за руку, сказал, что план действий в моей ситуации предельно прост —  убить все плохие клетки, пересадить костный мозг и жить до ста лет. Мне он пришелся по душе.

Дальше все происходило, как в американском сериале — меня положили на кровать-каталку, и пока не определили в палату, я видела только потолки и небо, небо и потолки. Сделали экстренные анализы, и доктор Ким забрал к себе, в 7ю гематологию. Я попала в палату, где лежала бабуля, похожая на мою бывшую учительницу музыки. Мне стало спокойно, и даже по-домашнему. А лечащий врач вообще называется Эдвард — как английский король 🙂

Надо сказать, что лечащего врача мне поменяли — из хрупкой женщины на мужественного Эдварда, так как с такой «нэндзой», как я, надо твердую руку. По его словам, я — единственный пациент, кричащий на пункции костного мозга. Когда заведующая с ужасом спросила, что я кричу, Эдвард Русланович по-галицки сказал «Божечко, Божечко, Божечко…»

Первой из родственников о диагнозе узнала моя сестра, причем  в патетической форме «прости-прощай». На нее, бедную, пришелся наибольший психологический удар, так как до точной постановки диагноза мы решили не сообщать родителям.

При всей своей стрессовой работе она была и остается до сих пор «диспетчером», как она сама себя называет, по Украине и по Западу. Это значит, что она обзванивает клиники и отправляет туда мои анализы. 

(А еще я буквально вчера узнала, что моя преподавательница с университета Віра Віталіївна  вместе с командой львовских переводчиков в мгновение глаза, словно из печи лепешки, переводит все анализы и выписки на английский!)

Моя сердешная сестра

Анализируя все с духовной точки зрения, в первый же день мы с сестрой пришли к таким выводам по поводу причины моей болезни:

  1. для того, чтобы я исправилась;
  2. покаялась;
  3. поменялось что-то в  отношениях с Меркурием;
  4. еще какой-то Божий замысел;
  5. … испортила малину Кристине.

Врач спрашивает, чего рыдаю навзрыд, а я безутешно сквозь слезы бормочу, что сестре малину испортила.

Она, как лошадка, два года без перерыва училась и работала, и только 1-го ноября должно было прийти время долгожданного отпуска. Кристина долго планировала потрясающую поездку с мамой в Барселону. Купила билеты, заброниловала жилье — было уже все готово и тут … я.

Кроме того, она взяла билеты после отдыха к нам, и мы ее ждали в гости на 4 дня с интенсивно насыщенной программой.

И вот она все отменила, поменяла и завтра летит ко мне, спасать своего спортспойлера, уничтожителя кайфа короля …