Передача А.Малахова «4 года без Жанны Фриске»: такие ли акценты?

9 месяцев тому назад я заболела ОЛЛ – острым лейкозом, в простонародье – раком крови. Прошла 2 курса химиотерапии, лежала 2 месяца в больнице – месяц в Московской, месяц в Германской. Затем был перерыв, в продолжение которого я пила химию в таблетках, чтобы понизить нужные показатели. И наконец – пересадка костного мозга, это снова месяц в больнице, высокодозная химия, облучение и все прелести, что с этим связаны. На днях я посмотрела ток-шоу Андрея Малахова «4 года без Жанны Фриске».

ЧТО говорили на передаче «Пусть говорят»

То, что я увидела, меня смутило, и акцент передачи показался, на мой взгляд, совершенно не тем.

Наверное, сценаристы скроили передачу соответственно тому, что хочет услышать зритель.

Но я приму совершенно иную позицию и постараюсь показать, на что действительно надо было обратить внимание, и какие выводы сделала я сама за время болезни раком крови.

Мне жалко памяти почившей, что ее чтут, простите, обсуджая ее личную жизнь, что показывают  клипы с полуобнаженной ушедшей из жизни артисткой, включают ролики из личного архива отдыха на Мальдивах, где у нее был роман с одним из ее танцоров. Интервью самой Жанны из Мальдив, где она рассказывает о пробуждении сексуальной энергии от спа-процедур. Рассказывала она также и об ее вере в умение ее мамы гадать по руке. Этот парень, который ее потом бросил, приходит в студию и рассказывает, как она у него, простого танцора, заночевала в холостяцкой квартире и с этого начались их отношения. При этом сидели родители, это смотрит вся страна, и все слушают ВОТ ЭТО. На вопрос родителей, почему он, трус такой, не приходил знакомиться, тот отвечает, что не хотел. В конце он разрывает их отношения, и она рождает сына от другого мужчины..

Вот это все меня ошеломило.

Неужели это то, о чем надо было говорить в передаче, посвященной смерти молодой женщины из-за рака. Это были страдания, которые длились 2 года. Из того, что я сама пережила, я понимаю, насколько сложно и ужасно это было.

Мелькали кадры уже заболевшей певицы, когда она сидела в инвалидной коляске, сама на себя не похожа, вот с такими щеками (это происходит из-за гормонов, которые капают вместе с химией). Эти кадры длились считанные секунды.

Для действительной пользы от этой передачи, для назидания людей,  эти кадры надо было показывать в первую очередь, чтобы родственники рассказали, как ухаживали, как страдали, как мучились на протяжении двух лет, что изменилось в их внутренней жизни, в их дочери, в них самих за время болезни, что они важное осознали. А не клипы полураздетой девушки.

В конце артисты сплясали и спели, а это была как раз Родительская суббота – день, когда особо поминают усопших в храмах, мне как-то стало жаль Жанну, которой сейчас бы больше помогла молитва, чем исполнение песней, пусть даже и ее. Как то смерть  с плясками у меня все-таки не укладывается в голове. Тем более, что рана еще живая у друзей и родственников.

Меня шокировал некоторые выводы друзей и родственников.

Первый — это вывод певицы Ольги Орловой из болезни и смерти близкой подруги. Она отвечает на вопрос, что поменялось в ее жизни.

Жанна Фриске / Фото: www.wmj.ru/

НАСЛАЖДАТЬСЯ ЭТОЙ ЖИЗНЬЮ. УСПЕХ

 Вывод звезда сделала такой: надо ценить каждую секунду своей жизни, ценить людей, тех, кто рядом, кого ты любишь, ценить жизнь, любить жизнь, получать кайф от всего – от вкусной съеденной тарелки супа, от того, что солнце светит, от того, что приносит тебе удовольствие, от твоей семьи, от домашних животных, не обращать внимание на ерунду. 

Но разве Жанна Фриске не ценила жизнь, близких людей до болезни, разве она не кайфовала?

До своей болезни я тоже была очень довольным человеком, замечала наималейшие благословения, благодарила Бога за те вещи, к которым мы, казалось, уже привыкли – за семью, за то, что могу ходить, радоваться, петь.

Это все делают люди зачастую и до болезни.

И это очень благородно – любить жизнь, людей, радоваться вкусному супу,

Это так…

…но неужели это самый важный урок и самый главный вывод после такого события, как смерть подруги после 2х лет лечения и страданий? И то, что надо вещать на главном канале страны? 

ДАЙ ЗДОРОВЬЕ!

Второй странный вывод прозвучал из уст матери. Когда дочка заболела, люди начали приносить много святынь, папа бегал по всем храмам и монастырям, но ничего не помогло.

Мне это напомнило поход в магазин. Когда нам чего-то в доме не хватает, мы отправляемся туда, где можем это получить.

Все это обусловлено современной эпохой. Мы привыкли к вседоступности всех материальных благ. К тому, что можем получить или  заказать ежеминутно желаемое без проблем.

Здоровье – это тоже материальная вещь. Люди же не просили о том, чтобы болезнь пошла на пользу, чтобы открылся Божый Промысел, почему так произошло, чтобы они осознали значение этой болезни для нее и семьи. Нет, им просто надо было здоровье. Вот дай. Как в магазине.

Это тоже самое, что сказать «дай мне новый телефон».

 Во-вторых. Откуда людям знать, что это не помогло. Откуда мы знаем, от нас больше пользы, если мы болеем, или когда мы здоровы?

КАКИЕ ЖЕ ДЕЛАЮ ВЫВОДЫ Я ИЗ БОЛЕЗНИ

На первых порах болезни я тоже часто делала на этом акцент. Когда из-за прокапываемой глюкозы я не могла ощущать настоящий вкус воды, я писала в посте в инстаграмме, что, люди, цените, каждый глоток, каждый шаг, что можете ходить, дышать и бегать.

Делала еще акцент на успехе, на реализации своих планов.

Даже такое сообщение-крик-души написала одному из своих старших учеников, который, как я знаю, давно ищет себя, много планирует, чтобы не откладывал ничего, брал и делал все, что он задумал, чтобы воплощал свои мечты и планы сейчас, что посмотри, как оно бывает.

Я этому внешнему действию и успеху в этой жизни отдавала приоритет и видела в этом смысл, предназначение.

Жалела о том, что не успела осуществить все задуманное.

Со временем ко мне пришло понимание, что в рамках вечности, если только мы в такое верим, потому что за время передачи ни разу не прозвучало слово БОГ, успех,  проекты, самореализация не важны.

В подкрепление этого утверждения хотелось бы привести один отрывок из книги митр. Месогейского и Лавреотикийсого Николая «Святая гора – высочайшая точка земли».

В этой книге он описывает впечатления от паломничества на Афон в юношеском возрасте, о том, каких подвижников им посчастливилось тогда встретить и лично поговорить. Среди них был и старец Паисий Святогорец. Но меня впечатлил их разговор  папа-Ефремом, который я сейчас и процитирую.

— Какова цель Вашей жизни, ребята? Чем Вы занимаетесь? – спросил подвижник.

«Ох, вопрос сразу по существу», — подумал я. 

Мой друг ответил:

 — Я хочу стать врачом.

— Врачом? – удивленно и раздосадованно переспросил папа-Ефрем. Покачал головой и обратился ко мне:

— И ты – врачом?

— Нет,  ответил я. – Я хочу стать физиком…

— Да что же это такое? Один – врач, другой – физик. А какова цель вашей жизни? Умеете ли Вы молиться? Любите ли Вы Бога? Хотите жить? Понимаете ли, что вы – вечные?

Затем он их спрашивает, зачем. Один говорит, что хочет приносить пользу (в это время, как он это произносит, старец морщится, потому что тот говорил неосознанную ложь), а другой – потому что ему это нравится. И только позже автор понимает, как нелепо выглядел, когда это говорил подвижнику, который отрекся от себя и молился за весь мир.

Этим примером я ни в коем случае не говорю ничего против работы, призвания, тем более врачей, я считаю это служением, одной из самых сложных и ответственных профессией. Этим примером я хочу показать, что на первый взгляд даже наши благие земные планы, как приносить пользу обществу, а уж тем более получать удовольствие, кайфовать, делать то, что тебе нравится – недостойно вечных ценностей, таких, как например, состояние нашей души.

Гора Афон / Фото www.greece-is.com

МОЛИТВА

Вначале лечения мне встретился в Боткинской больнице один очень духоносный священник о.Иоанн. 

Поначалу я много спала, и днем и ночью, но потом я выспалась. (Видно в теле уже за время лежания накопилась сила, а я ее не расходовала, поэтому спать по ночам мне уже не хотелось). Слушать аудиопередачи тоже нодоедало, и о. Иоанн  сказал, чтобы я использовала этот шанс для того, чтобы научиться молиться.

Чтобы я не отвлекалась на переписки, (я сама жалелась на то, что это отвлекает), оставила самое необходимое, поодключала пуш-ап уведомления, (я так и сделала), а сосредоточилась на внутреннем, на себе.

Именно ночью, когда ни врачей, ни посетителей уже не было, все спали, была возможность осознанно молиться.

Похоже к тому, как я однажды приехав в монастырь летом на неделю работы поняла, что я еще никогда в жизни не работала до этого раньше, так и тогда я осознала, что ни разу в жизни не молилась.

Тогда я переосмыслила этот процесс. Поняла, что молитву не надо просто отбыть от и до, но надо вдумчиво проговорить каждое слово. Не отвлекаться ни на одно слово. Быть мыслью и вниманием там от первого до последнего слова.  Как только внимание уходит, мы перестаем молиться.

Молитва очень важна, надо внимательно проговаривать все слова.

Такой труд открывает глаза на то, что происходит с тобой в жизни, на тебя самого. Главным достижением тогда молитвы было то, что наконец я себя увидела не такой, какой хотела видеть, а какой я есть на самом деле. Но не до конца. Только начала.

И ни теперь, ни после той первой больницы уже никогда мне не удавалось так внимательно молиться. В некотором смысле, это невозможно. Потому что если ты не сам, не ночью, и над тобою не висит смертельная угроза в виде рака, шансов очень мало, что получится так помолиться. Я иногда скучаю по тому опыту, и жалею, что больше так не получается.

НЕ ХОЧУ!

Лично мне болезнь помогла избавиться от черствости сердца и начать искать изменений, к которым я не была готова до болезни. Что я имею ввиду. Возможно, на моей примере кто-то узнает и себя.

У Вас не было такого, что как христианин Вы не можете так делать, но Вы не хотите делать по-другому. Потому что я «так хочу». На самом деле, мы говорим, что мы не можем, но за этим «не можем» все равно стоит не хочу.

Так вот, я, упертая, не хотела менять отношения с одними людьми, хотя понимала, что так не должно быть. Но я, как говорится, не могла себя переступить.

Вот как хорошо об этом написал болгарский проповедник архимандрит Андрей Конанос, разставил все точки над і.

«Я так хочу, мне так нравится, я не буду меняться» — это мышление сатанинское. Я слышал это не от старцев, не их книг, а сказать вам? От самого диавола я это слышал. Я не видел диавола лично, но однажды случайно оказался на изгнании нечистого духа. Тогда все продолжалось полчаса, я столько всего слышал и задумался после этого очень сильно. В какой-то момент священник спросил лукавого духа:

-Кто сильнее? Ты знаешь, почему я это говорю, потому что сильнее Христос, а не ты. Согласись с этим. Эта так?

-Я не скажу тебе.

— Кто ссильнее: ты или Господь?

— НЕ скажу!

— Заклинаю тебя именем Господа сказать мне.

А искуситель ему отвечает:

— Если ты знаешь, что назарянин сильнее меня, то зачем спрашиваешь?

Священник ответил:

— Чтобы ты сказал это!

Это я слышал своими ушами, и не только я, но и много людей, причем людей образованных. Так что это не какой-нибудь фольклор, чтобы ты говорил: одни бабки верят в подобные вещи. Там был даже один журналист, я видел, что он держал магнитофон…

Священник продолжил:

— Ты знаешь, что, когда ты покаешься, Бог примет тебя снова. Он снова примет тебя, как светлого ангела, снова примет тебя в свое окружение, ты знаешь это? Как возлюбленное чадо, блудное, возвращающееся. Ты знаешь, что Бог примет тебя в Свои объятия, если покаешься.

Искуситель ответил:

— Знаю. Знаю и это.

Священик сказал ему:

-А тогда, безумный, почему же ты не каешься? Глупец ты, колы не каешься.

И тут раздался крик на весь храм, от которого все застыли на месте, потому что это был голос дикий, сильный, но в то же время очень четкий и уверенный, очень уверенный:

— Потому что НЕ ХОЧУ.

Я не могу его изобразить. Долго звучал этот голос, стоял один крик: НЕ ХОЧУ НЕ ХОЧУ…

Диавол не хочет каяться.

 «Я не хочу меняться, не хочу признавать свою ошибку, не хочу. Оставь меня в покое. Я хочу пить, курить, грешить, развратничать. Я хочу, мне это нравится, мне это приятно, оставь меня.»

Вот такиими диавольскими свойствами отличалась и моя душа до болезни.  Болезнь, к счастью, позволила мне избавиться от своего упрямства. Нет, я не исправилась в одну секунду, и вот мне это дальше есть, но теперь по крайней мере, я признаю свою ошибку и каюсь в этом.

Как вы видите на моем примере, это приносит много пользы. Что говорить о людях, которые подвержены большим искушением в силу своего статуса. Я говорю о тех, которые принадлежать шоу-бизнесу.

Вот то, что я хотела рассказать о том, что думаю об этой передачи и свои выводы от болезни. Спасибо, что прочли.

 

Передача А.Малахова «4 года без Жанны Фриске»: такие ли акценты?: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *